Здравствуйте!

Во всем водовороте этого журнала есть только одна общая черта:
все, написанное здесь, может оказаться ошибкой.
Потому что из ошибок состоит все, что я делаю :)
А что я делаю? Все :)

Я езжу верхом.
Потому что это прекрасно,
когда такая большая лошадка облизывает тебя в поисках сахара,
когда узнает тебя при встрече,
когда мчишься в полях, и ветер свистит, и волосы развеваются по ветру,
когда на несколько секунд в прыжке кажется, что летишь -
выше, выше!..

Еще я варю мыло. Сама. Не из собак.
И каждый такой кусочек - особенный.
Каждый раз задумываешь что-то -
а получается не совсем то.
Или совсем не то.
Но иногда даже лучше, чем задумывалось :)
Главное - чтобы работала фантазия :)
Еще я вяжу, вышиваю, рисую, пишу стихи...

Перевожу - в том числе, заметки для альманаха Нанометр.
Фотошоплю. Плохо, но с удовольствием :)
Придумываю всякую ерунду.
Рисую комиксы.
Потому что вся жизнь - по крайней мере, конюшенная, - это один сплошной комикс =)
И все остальное - потому что научиться можно всему.
Хотя бы попробовать.
А что получится? Скорее всего, очередная ошибка :)
smile

Этикетки с лошадьми!

Кто какие вспомнит этикетки-логотипы-эмблемы с изображением лошади?
Эмблемы конных клубов и ипподромов не в счет =)


Кто больше? =)

UPD от читателей:

Супербыстрая Яндекс.Почта (от меня)


Логотип издательства Springer от winpooh

Collapse )

Когда это был конкурс, счет был такой:

frozen_summer - 13
sett_ra_el - 4
tufoed - 3.5 (все-таки за ту 1.5...)
korw - 3
maitre_de_jeu - 1
al4emist - 1
mr_k_bx - 1
ivanaxe - 1.5 (где картинка?)

Пиривот

Лаш

И дать, и взять

1. Отдам даром или обменяю на п.2 книги
Charles Dickens "Oliver Twist"
Agatha Christie "A Murder is Announced" (Miss Marple mistery)
Terry Pratchett "Wings" (the third book of nomes)
Sidney Sheldon "Nothing Lasts Forever"
Sidney Sheldon "Stars Shine Down"
Sidney Sheldon "The other side of midnight"
Sidney Sheldon "Memories of midnight"
Sidney Sheldon "Morning, Noon and Night"
Somerset Maugham "The Razor's Edge"
Gilbert Keith Chesterton "The Secret of Father Brown"
Sidney Sheldon "Master of the Game"
Sidney Sheldon "Rage of Angels"
Sidney Sheldon "The best laid plans"
Самовывоз с химфака.

2. Приму в дар: любые функциональные штучки с лашатками - ручки, кружки, значки, висюльки, брелки, сумочки, терадки ... - но только функциональные =) Просто игрушки - если маленькие.
если завалялся советсткий значок с лашаткой - подумай, возможно, кому-то он нужен больше =)

Другая сторона ленты Мебиуса



1

Накануне прошел дождь, и жидкая грязь хлюпала в такт каждому моему шагу. Я быстро шагал по деревенской улице, минуя один за другим покосившиеся дома. В руках я крепко держал свежий торт, – вообще-то это был пирог с яблоками, но для меня он был настоящим тортом, – который так и оставил на противне, накрыв сверху кастрюлей. Это был подарок на день рождения Лукреции.

Я прошел мимо поля, покрытого ровным слоем будто бы скошенной травы, среди которой пучками выступали кустики растений, которые коровы и лошади считали невкусными. Несколько коров лениво жевали свежий клевер, остальные дремали под послеобеденным солнцем. В небе над полем – единственным в деревне достаточно просторным местом – развернулась огромная голографическая реклама. На фоне сменяющихся сюжетов, изображающих небоскребы, просторные залитые светом улицы, снующие туда-сюда вертолеты и счастливых, разодетых людей сменялись крупные надписи:

«СДАЙ ЭКЗАМЕН»

«20 ИЮНЯ»

«ПОПАДИ В ПОЛИС»

Я пересек поле, за которым начиналась соседняя деревня, прошлепал по узкой улочке, свернул вбок, миновав стадо овец, и вошел в калитку. По тропинке, шедшей через пышный зеленый сад, я подошел к дому и постучал. За дверью раздались торопливые шаги, и уже через несколько секунд дверь распахнулась.

Collapse )

Джудит

Самые короткие в мире рассказы хороши именно тем, что они короткие.
И тем выше соблазн их дописать до длинных...

Джудит

Она с бешеной скоростью гнала машину. Господи, только бы успеть вовремя.

Но по выражению лица врача из реанимационной палаты она поняла все.

Она зарыдала.

— Он в сознании?

— Миссис Аллертон, — мягко сказал врач, — вы должны быть счастливы. Его последние слова были: «Я люблю тебя, Мэри».

Она взглянула на врача и отвернулась.

Collapse )

Лаборатория «Парадиз» (часть 4)

Часть 1
Часть 2
Часть 3

Проще было сказать, чем сделать: ни одного человека послать на К-12486 было нельзя. Ни необходимый срок жизни, ни нужный климат ещё не были достигнуты, и потому послать на К-12486 можно было только гомункулуса. Однако задача создания ещё одного гомункулуса не казалась никому привлекательной: чем больше проходило времени, тем лучше все понимали, что само развитие центра неповиновения было скорее чудом, чем результатом тщательно продуманного эксперимента. И эта идея наверняка зашла бы в тупик, если бы учёных не осенило, что как раз центра неповиновения у этого «бога» быть и не должно: он должен чётко выполнять данные ему инструкции, и будет даже рискованно, если у него окажется своё мнение.

Таким образом, результатом проекта «Пришествие» должен был стать некий «сверхгомункулус», который, хоть и будет очень похож на других гомункулусов – и, стало быть, на нас, что особенно важно, поскольку они хорошо знают, что когда-то были созданы по нашему образу и подобию, – но будет обладать некоторым набором уникальных возможностей. Разработкой этих возможностей занимался целый отдел, который состоял преимущественно из сотрудников с хорошей фантазией и недалёкими техническими навыками. Поскольку основные силы были брошены на само повторение эксперимента по созданию гомункулуса, было решено, что не будет большой беды, если набор «сверхспособностей» будет не особенно полезен: главное, чтобы он мог впечатлить обычного гомункулуса. Нет, были среди этих способностей и полезные: сверхгомункулус научился, например, исцелять других гомункулусов от болезней. Но часть способностей была не столько полезной, сколько легко программируемой, например, способность размножать объекты или ходить по воде. Потому проект был завершён на удивление быстро, и вся лаборатория в полном составе ужасно раздражалась, когда директор отдела сборки никак не соглашался его утверждать, ссылаясь на какие-то дополнительные тесты. Перечить ему, впрочем, никто не решался: проект был чрезвычайно дорогостоящим, особенно в плане временных ресурсов, и от его успеха зависел, возможно, успех всего проекта по заселению К-12486. Поэтому, когда возникала необходимость проведения дополнительных испытаний, все понимали: это необходимо. Если сверхгомункулуса слишком быстро убьют – весь проект пойдёт прахом.

Collapse )

Лаборатория «Парадиз» (часть 3)

Часть 1
Часть 2

Хотя никто ни разу не упрекнул Бо за то, что она уволила Дэйва, все понимали его роль в развитии проекта, и с каждым поколением всё сильнее. Для начала он своим дурацким решением ускорил развитие проекта, который иначе мог вообще никогда не начаться. Когда гомункулусы успешно устроились на К-12486, огромную роль Дэйва признали даже самые скептически настроенные сотрудники. Теперь же, когда удался проект «Ковчег» – только благодаря тому, что центр неповиновения так и не развился толком, – его зауважали ещё сильнее. Чтобы плодиться и размножаться центр неповиновения оказался не особенно нужен. Это, конечно, тормозило развитие их цивилизации, условия их жизни были никчёмными и смертность оставалась огромной, но как оказалось, высокая рождаемость неплохо окупала эти проблемы, и потому ограничение развития цивилизации оказалось не таким пагубным, как изначально ожидалось.

Так что, когда спустя ещё несколько лет гомункулусы, наконец, приблизились к уровню развития, которого Бо ожидала от них с самого начала, это никого не порадовало. С самого первого дня на К-12486 от гомункулусов требовалось всего две вещи: плодиться и размножаться и никогда – никогда! – не лезть на Олимп. Сейчас же мы следили за ними не только чтоб сохранять, беречь и способствовать увеличению их популяции, чтобы как можно быстрее превратить К-12486 в пригодную для жизни планету, но и контролировали их, чтобы они и не думали прорваться на нашу планету. Но с этим возникали проблемы.

Гомункулусы не творили себе новых кумиров, но лелеяли память о старых. Из легенд, передававшихся из уст в уста, они знали, что условия жизни в Парадизе близки к идеальным и сильно отличаются от тех суровых условий, в которых им приходится жить на К-12486. Они не только придумали себе, что их изгнали за какой-то грех: среди них даже ходили легенды, что после смерти душа гомункулуса – мы так толком до сих пор не поняли, что они называют душой, – попадает обратно в парадиз.

Бо, заведовавшая лабораторией на момент отправки корабля, была в их представлении чем-то вроде создателя всего сущего, и глядя в небо, откуда, по сообщениям их предков, они когда-то прилетели и где осталась Бо, просили её вернуть их обратно.

Дэйва же, чьим голосом говорила змея, когда-то соблазнившая самку гомункулуса на поступок, который, по их мнению, и стоил им Парадиза, они считали источником всех бед и чуть ли не воплощением зла и противопоставляли его Бо. Особенно удивительным было то, что со временем сотрудники лаборатории тоже стали разделять себя на последователей Бо и Дэйва, хотя и в ином смысле. Первые смотрели на гомункулусов как на эксперимент – интересный и очень важный, но не более, чем эксперимент, и совершенно спокойно относились к необходимости уничтожить гомункулусов, когда К-12486 будет готов нас принять.

Collapse )

Лаборатория «Парадиз» (часть 2)


Часть 1

Прошло немало времени, прежде чем гомункулусы впервые нарушили этот запрет. Их поселили действительно в роскошных условиях, и было ничуть не удивительно, что им не было нужды рвать яблоки с этого конкретного дерева. Они плодились и размножались, и в принципе биологически всё шло отлично, но выселить их на К-12486 было нельзя – здесь, в идеальных условиях, у них было всё; там им придётся добывать пищу самостоятельно и выживать в условиях, которые предугадать невозможно. Так что в день, когда по всей лаборатории раздалась сигнализация, оповещающая о том, что яблоко сорвано, был устроен настоящий праздник. Его не особенно омрачало даже осознание того, как много работы теперь предстоит по отправке гомункулусов на К-12486. Несмотря на то, что этот день планировали заранее – космическая станция и космический корабль давно были готовы, – годы относительного бездействия, прошедшие с момента запуска лаборатории «Парадиз», привели некоторые созданные впрок отделы в запустение. Теперь нужно было заново всё восстанавливать, отрабатывать, проверять – но главное было сделано: самка сорвала яблоко с дерева, а значит, центр неповиновения развился. Начались проверочные работы – ракета была протестирована, на космическую станцию на орбите К-12486 отправлена аппаратура, с помощью которой можно будет в определённых пределах влиять на погоду на этой планете, заново отлажены программы, действующие на станции…

Наконец всё было готово. Космический корабль был приведён в полную готовность, гомункулусов в полном составе погрузили на его борт, Бо дала им последние напутствия – «Плодиться и размножаться, об остальном мы позаботимся!» – и исторический запуск произошёл.

Едва стих шум, сопровождающий запуск космического корабля, как наступил период затишья – непривычного и незнакомого с первого дня работы лаборатории «Парадиз». Теперь в обязанности всех сотрудников входило просматривать записи с космического корабля, чтобы проверять, как себя чувствуют гомункулусы, а заодно просматривать и старые записи. Это чувство опустошения, постигшее всех сотрудников, в итоге и привело к тому, что Дэйва уволили. Если бы записи пересмотрели однажды или дважды, никто бы, может быть, ничего и не заметил, но, увы, на двадцать пятый раз Бо всё-таки обратила кое на что значение. Когда она вызвала к себе Дэйва и сказала, что он уволен, Дэйв ничего не ответил. Судя по всему, он хорошо понимал, за что. На записи, которая стала для Дэйва роковой, перед одной из яблонь стояла самка гомункулусов – та самая, которая в итоге первой нарушила тот несуразный запрет. Ничего поначалу не бросалось в глаза, но если проследить за её взглядом, то сквозь листву становилась видна голова змеи.

Collapse )

Лаборатория «Парадиз» (часть 1)

Уже тогда было бессмысленно отрицать, что плотность населения на планете росла катастрофически. Даже простейшие расчёты показывали, что пройдёт всего несколько веков, прежде чем перенаселение погубит планету. Проекты по расселению появлялись ежегодно: предлагалось осваивать соседние планеты и их спутники, запускать искусственные спутники и создавать на них условия, пригодные для жизни, – но всем было понятно, что ни одна из этих идей не жизнеспособна.

Собственно, к планете, которую можно было бы использовать для расселения, предъявлялось ровно два требования. Во-первых, она должна быть достаточно недалеко, чтобы человеческой жизни было достаточно, чтобы долететь до неё, освоиться и завести потомство. Во-вторых, она должна быть пригодна для обитания. К сожалению, ни одна из доселе открытых планет даже приблизительно не удовлетворяла этим требованиям. Я говорю «приблизительно», потому что параллельно с поисками планеты для расселения уже велись работы и по увеличению продолжительности жизни, и по созданию технологий улучшению климата. И тем не менее, все эти технологии занимали время – самый ценный ресурс, который у уже тогда был в недостатке.

Решение пришло неожиданно. Оно было ничуть не революционным. Просто появилась идея найти планету, которая будет почти достижима и почти пригодна для жизни. В результате за вполне обозримый промежуток времени работая параллельно можно будет одновременно и повысить продолжительность жизни до нужно для заселения этой планеты уровня, и улучшить на новой планете климат. Работая параллельно, одновременно в двух направлениях, это удастся сделать гораздо быстрее. Как только астрономы расширили круг поиска доступных планет в соответствии с этим предложением, их работа вскоре увенчалась успехом: всего в тринадцати световых годах от нас в одной из солнечных систем была открыта планета К-12486. Её соседи – К-12485 и К-12487 – совершенно не подходили по климату. Одна была настолько холодной, что улучшить климат на ней было невозможно и с использованием существующих технологий, и даже при условии, если предположить сценарий их стремительного развития. Другая, соответственно, была чересчур горячей, так что даже подлететь к ней достаточно близко было невозможно. К-12486 была всё-таки слишком холодной, но было вполне понятно, как можно было улучшить на ней климат, создав более плотную атмосферу.

Скорость обращения К-12486 вокруг своей оси была сопоставима со скоростью вращения нашей планеты. Скорость же её обращения вокруг своего солнца была гораздо быстрее, и один наш сод составлял около двух десятков их лет. Тамошнее солнце было горячее нашего, так что белый свет на К-12486 был несколько синее того, к которому мы привыкли, но предварительные тесты показали, что человеческий организм вполне жизнеспособен при таком освещении.

Тот день, когда планета для расселения была выбрана, положил начало новой эре. С этого дня всё человечество так или иначе было задействовано в работе по её подготовке. Но основная работа велась в одной огромной лаборатории, созданной специально с этой целью – в лаборатории «Парадиз».

Collapse )